Закрыть окно информации

Текст: Николай Вернер
Фото: Николай Вернер
Дата: 22—24 августа 2015 года
Раздел: Путешествия
Категория: Пешие походы
Опубликовано: 27.10.2017
Метки: 2015 • Адыгея • Высокогорье • Горы • Лаго-Наки • Лето • Оштен • Пешие походы • Трёхдневные.

Возвращение на Оштен

Собиратель туч — так переводится с Черкесского название горы Оштен. Вместе с соседями, Пшехо-Су и Фиштом ловит он влажный черноморский воздух и превращает в дождевые фронты.

Силу капризов этого «коллекционера» мы сполна прочувствовали в июне, когда пришли знакомиться с горой. О том сидении под склонами и штормовом восхождении я уже писал. И на горе был, и нрав её сполна прочувствовал, а осталось на душе ощущение незавершённого дела. Не думал тогда, что вернуться и закончить знакомство получится так скоро.

Вид на Оштен с холма Блям.

Фото 1. Вид на Оштен с холма Блям.

Мой добрый друг Алексей вытащил из рабочих будней с твёрдым желанием сходить именно на Оштен — он на нём не был вовсе. Я не сопротивлялся, устроил себе выходные и в двадцать второй августовский день отправились в путь.

Выехали ранним утром на машине. В этот раз на Оке ехали вдвоём почти как короли, не то что в предыдущий — вчетвером, да с рюкзаками.

На Оштен можно выходить с двух направлений, с КПП «Лагонаки» или с Яворовой поляны и так как подход со стороны «Лагонаки» длиннее на шесть километров решили заходить с поляны.

Приехали на КПП «Гузерипль» около десяти часов утра. Попросили пропуск на гору, а товарищ инспектор говорит, что Оштен и Пшехо-су закрыты. Без объяснения причин. Хотите наверх — только Фишт. Ну, отлично. Берём билеты на весь район вокруг горы и катим на Яворову.

Вид на гору Бзык (1936 м) из Гузерипля.

Фото 2. Вид на гору Бзык (1936 м) из Гузерипля.

На поляне аншлаг. Территория забита машинами. Августовская суббота она такая. На поляне оставляем Оку и оплатив по 150 рублей за каждый день стоянки, собираем вещи, отправляемся в путь.

В июне, когда выходили на сидение под Оштеном, то подъезжали к Яворовой в облаках, на самой поляне тоже серый полог плотным слоем лёг над головой и скрыл от глаз всю красоту. А посмотреть есть на что. Огромной скальной полосой нависает над дорогой стена Каменного моря. Её рыжие бастионы горят на солнце и здорово смотрятся на фоне зелёных макушек леса внизу. Уже перед самой Яворовой, от Партизанской поляны и ещё с пары открытых поворотов показывается во всей красе Оштен, открывает обрывистый восточный склон, под которым идёт тропа к приюту Фишт.

Самый популярный маршрут подъёма на гору проходит через Блям, небольшой холм на северных отрогах. Так мы поднимались в июне с Виталей и Ромой. В этот же раз я не захотел идти классическим путём и предложил вариант захода через так называемый «балкон» Оштена, расположенный на юго-восточных отрогах горы.

Тропа на «балкон» начинается где-то на полпути к приюту Фишт, перед Гузерипльским перевалом. Идти туда можно двумя путями и оба начинаются недалеко от Яворовой поляны, на развилке у первого брода через Армянку. Первая дорога забирает влево и уводит в сторону горы Гузерипль и одноимённого перевала. Вторая же, направляется к перевалу Оштен и истокам Армянки. Ещё правой тропой можно выйти к Инструкторской щели — туда и направились.

Вскоре за развилкой тропа выбралась из леса на залитые солнцем луга. Могучие борщевики, сквозь которые пробирались в июне к августу иссохли, завалились набок и уже не докучали. Изначально собирался выйти на перевал Оштен и уже от него повернуть к Инструкторской щели, но некая, не обозначенная на карте, тропинка отвлекла внимание и срезала нам полкилометра, выведя прямо к воротам, образованным двумя невысокими скалами.

Вид на Оштен с дороги к Яворовой поляне.

Фото 3. Вид на Оштен с дороги к Яворовой поляне.

Хребет Каменное море.

Фото 4. Хребет Каменное море.

На щели, у магистральной тропы к приюту встретили группу туристов, это уже была вторая встреча на пути — вдоль Армянки недолго шли в компании пожилой пары. Вторая и далеко не последняя. Район Фишта и Оштена — настоящий прогулочный парк в сезон, особенно в выходные.

Передохнули, повернули в сторону Гузерипльского перевала. Широкая, натоптанная десятками тысяч ног тропа уводила нас вдоль восточного склона Бляма и других отрогов Оштена. Первые метры от Инструкторской мы шли по рыжеющим лугам без особых видов, но достаточно скоро тропа выбежала на прекрасную обзорную площадку. Перед глазами встал весь живописный восточный бок Оштена. В целом покатый склон, местами срывается на изрезанные морщинами-бороздами скалы. Где-то это невысокие, в десяток, другой метров уступы, а где-то мощные обрывы до сотни метров в высоту. Особенно круты обрывы у Бляма и над Гузерипльским перевалом. Меж ними же, наоборот, склон более ровный и пологий.

Скальники у Инструкторской щели.

Фото 5. Скальники у Инструкторской щели.

Тропа мимо восточных склоов Оштена.

Фото 6. Тропа мимо восточных склоов Оштена.

Среди пейзажа выделяется маленькое пятнышко воды, это озеро Змеиное. Тропа идёт мимо него, поэтому скоро пятнышко оказалось у наших ног. Там сделали очередной привал.

Змеиное — небольшое озеро, метров тридцать в диаметре. Откуда оно получило название неизвестно, ни одной змеи замечено не было. Озеро это ледово-карстового происхождения, вода в нём на первый взгляд довольно чистая, но рисковать пить не стали. А надо было набрать хотя бы для кипячения. Ибо с водой в этом походе явно просчитались.

Озеро Змеиное издалека.

Фото 7. Озеро Змеиное издалека.

Силуэт Большого Тхача.

Фото 8. Силуэт Большого Тхача.

Кажется, саранча или жизнь под ногами.

Фото 9. Кажется, саранча или жизнь под ногами.

Одинокое дерево на подходах к озеру Змеиному.

Фото 10. Одинокое дерево на подходах к озеру Змеиному.

Игра масштабов у озера. Камень на переднем плане не выше дециметра.

Фото 11. Игра масштабов у озера. Камень на переднем плане не выше дециметра.

На привале у озера наблюдал занимательную сцену охоты бородача. Появившись из-за Бляма, он в течение пяти минут нарезал круги у обрывов, то прижимался к склонам, едва не касаясь камней, то приближался к нам. Потом в один момент кинулся на каменистую осыпь, кого-то схватил, припрыгнул на ближайший камень и принялся за трапезу. Жаль происходило это настолько далеко, что возможностей техники едва хватило на самую схематичную зарисовку момента. Кстати, раньше я считал бородача редким видом, он действительно занесён в Красную книгу, но не обходится ни одного похода в высокогорные районы края, чтобы не повстречалась эта птица. Жаль никак не удаётся поймать его персону крупным планом.

Бородач на охоте.

Бородач на охоте.

Фото 12–13. Бородач на охоте.

За Змеиным расположен интересный холм, он невысок и южный склон укрыт деревьями. Эта небольшая хвойная рощица очень живописно смотрится на фоне обширных субальпийских лугов.

Ещё один вид озера Змеиного.

Фото 14. Ещё один вид озера Змеиного.

Луга.

Фото 15. Луга.

Каменный монстр ползёт к себе в пещеру.

Фото 16. Каменный «монстр» ползёт к себе в пещеру.

Склоны Оштена.

Фото 17. Склоны Оштена.

Созерцание пейзажей так увлекло нас, что упустили момент, когда вокруг стали сгущаться тучи. Как это обычно бывает, совсем незаметно бегавшие по горизонту белые облачка потемнели, расползлись, разрослись и вот уже стало совсем пасмурно. Дело шло к обязательному по Фишт-Оштеновскому погодному расписанию послеобеденному дождю.

Над горой собрались облака.

Фото 18. Над горой собрались облака.

Скоро дождь.

Фото 19. Скоро дождь.

Облака.

Фото 20. Облака.

К этой пасмурной точке нашего первого дня мы вышли под Гузерипльский перевал. Отсюда маршрут должен уходить в гору, а у нас с собой мало воды. Шедшие навстречу туристы рассказали, что питьевая вода есть только в Мутном Тепляке — реке в полутора километрах за перевалом, не хотелось делать такой крюк. Пошли ниже тропы к обозначенному на карте ручью. Вышли к руслу, прошли вниз около полукилометра, но ручей был сух, только в одном месте обнаружили родник с мутной, стекающей по капле влагой. Остановились, Лёха бросил рюкзак и сбегал налегке к роднику, набрав литровую бутылку мутной водицы.

Пошёл дождь. Мы укрылись дождевиками и присели под камнем, образовавшим небольшой карниз. Но августовские дожди — это уже не те затяжные ливни, что терроризируют горы в июне, этот поморосил с полчаса и затих. Мы взяли рюкзаки и вернулись к тропе. Балкон, который ещё полтора часа назад был залит солнцем, укутался молочным одеялом — вместе с ним облака скрыли большую часть окрестностей.

Устроили обед. Дождь всё ещё моросил, но хлопот не доставил, сначала укрылись под карнизом очередного исполинского камня, а потом и вовсе перестали обращать внимания на морось. В без двадцати пять, отправились на подъём. Обозначенная на ОСМ тропа к балкону, оказалась направлением, шли напрямую через луг, заваленный валунами разного размера — одни с тумбочку величиной, а другие выше головы будут. На фотографиях масштаб искажается колоссально. Луг закончился, направление уводило вверх по склону, через обширную морену. На камнях вверху заметили две спускающиеся фигурки. Остановились, подождали. Парень с девушкой, налегке одним днём пробежали через Оштен и теперь возвращались на Яворову. Ребята поделились с нами бутылкой воды, чем несказанно выручили.

Начинаем подъём.

Фото 21. Начинаем подъём.

Каменные россыпи.

Фото 22. Каменные россыпи.

Монстр на моей кепке.

Фото 23. Монстр на моей кепке.

Предстояло набрать триста метров высоты и пройти по карте каких-то шестьсот метров, однако, этот путь занял больше часа. Сначала предстояло подниматься по морене. Острые мелкие камни, из которых она состоит постоянно съезжают из-под ног, затрудняя передвижение. Некогда тут лежал ледниковый язык, а сейчас осталась только порода, перетёртая его ледяными жерновами.

Ближе к концу подъёма под ногами появилось больше травы, но склон при этом стал круче, под конец даже пришлось подключить «полный привод».

Каменные «уши» в тумане.

Фото 24. Каменные «уши» в тумане.

Окаменелость.

Фото 25. Окаменелость.

И вот мы наверху, на балконе. Вокруг туман, ни зги не видно. Бросаем рюкзаки и идём к обозначенному на карте озеру. Округлый водоём диаметром около полусотни метров оказался пересыхающим. Его глинистое дно уже успело подсохнуть и только в самом центре серебрились пара лужиц. Берега озера усыпаны камнями, иногда среди этих безжизненных россыпей можно заметить хрупкие цветы. У самого уреза воды нашли снежник — знаменательное событие, никогда раньше в августе я снег не видел.

Цветы среди камней.

Цветы среди камней.

Фото 26-27. Цветы среди камней.

Пересохшее озеро.

Фото 28. Пересохшее озеро.

Прогулявшись вокруг озера, вернулись к рюкзакам и стали присматривать место для лагеря. Тут облака разорвались, открыв взору панораму балкона и окружающих его склонов.

Склоны вокруг это сплошное поле боя, где буро-зелёные травяные поля борются с безжизненными камнями. На более пологих участках трава почти полностью вытесняет камень, но на кручах порода берёт верх, ощетиниваясь грозными скальными зубьями или обширными моренами. Мелкой крупой кажутся каменные россыпи внизу, среди которых мы обедали.

Окрестные склоны всё ещё скрыты в облаках, падающих в низины. Мы в тени и ближние к нам тучи иссиня — белые, темнеют с каждой минутой — дело идёт к закату. А вдали туманный ковёр, наоборот, всё сильнее разгорается в лучах солнца розово-жёлтыми красками.

Облака спускаются в долины.

Фото 29. Облака спускаются в долины.

Скалы.

Фото 30. Скалы.

Гора Гузерипль едва выглядывающая из под облаков.

Фото 31. Гора Гузерипль едва выглядывающая из под облаков.

Я забываю о лагере и фотографирую, стараясь не упустить ни один момент — каждая секунда в горах бывает уникальна, свет меняется непредсказуемым образом и поймать зайчик на соседнем склоне бывает сложнее чем юркую птицу.

Выйдя на пригорок, внезапно вижу вдали, на самом краю «балкона» озеро. Вид воды ослепил и вместо того, чтобы сходить налегке на разведку зову Лёху, и мы сорвавшись с выбранного для лагеря места, бежим к воде. Но путь, казавшийся издали прогулкой по лужайке, оказывается не так прост. Сначала попадаем на спрятанные в траве кочки, эти бугры крупны и непредсказуемы, каждый шаг приходится выверять чтобы ненароком не подвернуть ногу. Спустившись оказываемся по пояс в траве, полностью мокрой. Немудрено, что вскоре штаны промокли насквозь. Никто, конечно же, не догадался одеть гамаши.

Панорама «балкона» и Чёрное озеро вдали.

Фото 32. Панорама «балкона» и Чёрное озеро вдали.

К озеру дошли минут через двадцать. И всё для того чтобы обнаружить, что вся местность вокруг него — одно сплошное болото, а само озеро — это водоём глубиной в десять — двадцать сантиметров с глубоким слоем чёрного ила на дне. Утешив себя лишь тем, что из-за скалы удалось взглянуть на окружённый зарёй Фишт, возвращаемся на место с которого сорвались. Эта ситуация большой урок — никогда не поддаваться эмоциям, а ведь так хотелось заночевать у воды.

Палатку поставили уже в сумерках. Поужинали в режиме жёсткой экономии воды, выпили по полкружки чая и спать.

Проснулись с рассветом, это где-то минут в двадцать шестого. Палатку поставили входом на восток, поэтому первое что я увидел, открыв полог, было ясное небо, разгорающаяся вдали заря и клочья тумана, лежащие внизу, в долине. Спустя пару минут из-за спины Большого Тхача выполз оранжевый шарик солнца и наш «балкон», обрамляющие его склоны и скалы вспыхнули рыжим огнём.

Наша палатка.

Фото 33. Наша палатка.

Рассвет. На переднем плане гора Гузерпиль, вдали видны зубья Тхачей и Ачешбоков.

Фото 34. Рассвет. На переднем плане гора Гузерпиль, вдали видны зубья Тхачей и Ачешбоков.

Рассвет разливается по скалам.

Фото 35. Рассвет разливается по скалам.

Гора Гузерипль.

Фото 36. Гора Гузерипль.

Отсняв сцены рассвета, приступили к завтраку и сборам. Ясное небо над головой ничуть не обнадёживало, зная Оштен, стоило предполагать, что в течение трёх часов нам нужно подняться на вершину иначе в лучшем случае рискуем ничего не увидеть, а в худшем попасть в непогоду.

В шесть сорок пять начали подъём. До гребня предстояло набрать ещё около трехсот метров высоты.

Подъём продолжился всё по той же воображаемой тропе ОСМ, это такой вид троп, которые отмечены на карте, но на местности являются пригодным для передвижения направлением.

Сначала шли пологим, укрытым травой склоном. Постепенно уклон становился всё круче, под ногами трава стала перемежаться с каменистыми участками — по-простому «сыпухой». Поднявшись на полсотни метров, смогли во всей красе рассмотреть место ночёвки: высохшее озеро, зубастые скальные обрывы, болотистый луг с предательской чёрной лужей. С востока до самого горизонта просматривается слоистое полотно заповедных хребтов. Летняя дымка скрывает от глаз детали и остаются только синевато-серые силуэты, наслаивающиеся друг на друга. Долины меж ними светлее вершин, там ещё остался утренний туман. Из знакомых глазу контуров выделяется массив Чугуша и зубья Тхачей, да Ачешбоков на горизонте, которые ни с чем не спутаешь. Рассмотреть в деталях удалось только всю ту же гору Гузерипль, самую ближнюю к Оштену, с востока. Её складчатые травянистые бока мы и вчера рассматривали, а тут с высоты рассмотрели около пяти небольших озёр, предположу, что по своей природе и характеристикам схожих со встреченным на балконе «Чёрным» озером, пожалуй, я так его и стану называть, не ругайте за оригинальность.

Глаза смотрят, ноги идут. Мы приближались к середине подъёма. Траву под ногами сменил очередной моренный участок с камнями размером с куриное яйцо. Идти по такому крайне неприятно — на каждом шаге нога сползает наполовину назад и приходится выполнять двойную работу. Среди камней изредка встречаются окаменелости, в основном это морские моллюски, следы древней жизни на рифе, которым в прошлой жизни был Оштен.

Вид на место стоянки и пересохшее озеро.

Фото 37. Вид на место стоянки и пересохшее озеро.

Ещё одна окаменелость.

Фото 38. Ещё одна окаменелость.

Потемнело. С юго-запада, со стороны Фишта выполз огромный язык высокослоистых облаков и закрыл солнце. Оттуда же донеслись раскаты грома. А ведь мы всего полчаса в пути, неужели не успеем на вершину? Да и ладно с ней, с вершиной, на склоне бы в грозу не попасть.

Туманные силуэты заповедных хребтов.

Фото 39. Туманные силуэты заповедных хребтов.

Передышка на подъёме.

Фото 40. Передышка на подъёме.

Оштеновские скальные бастионы.

Фото 41. Оштеновские скальные бастионы.

Фишт.

Фото 42. Фишт.

Но облака затянули небо, оставив только на горизонте рыже-голубую полосу, а с дождём не торопились. Лишь всё пугали отголосками грозы.

Мы подходили к гребню. Последние метры подъёма оказались самыми интересными. Воображаемая тропа врезалась в скальные уступы, справа за небольшим провалом взгромоздились щербатые каменные исполины. Известняки, из которых состоит Оштен легко поддаются эрозии, поэтому скалы тут испещрены трещинами и постоянно разрушаются.

Ещё одно фото скал.

Фото 43. Ещё одно фото скал.

Треккинговые палки укоротились до предела и повисли на запястьях, дальше приходится ползти на четырёх точках, карабкаясь на массивные каменные уступы. Лезть сложно, но очень интересно — вспомнился похожий подъём на Папай, который заметно проще технически, но в силу новизны вызвал не меньший восторг.

Последний уступ и мы наверху!

На часах восемь утра, а это значит, что подъём от «балкона» на гребень занял час пятнадцать, плюс час сорок на вчерашний путь с перевала. Итого, с возможной передышкой, три с небольшим часа — время на которое может рассчитывать даже минимально подготовленный читатель чтобы подняться от перевала Гузерипль на восточный конец гребня Оштена.

Гребень уводит нас вперёд к главной вершине Оштена. Верхняя часть горы, если посмотреть на карте напоминает гигантскую букву «Е», завалившуюся на спину и смотрящую вправо вверх, основной штрих этой буквы образует гребень горы. Наверху располагается главная вершина. Нижний просвет — это огромный цирк, на первый взгляд абсолютно безжизненный, там нет травы, одни лишь камни — следы большого ледника, исчезнувшего навсегда. Верхний просвет — ещё одна гигантская балка тоже в основном каменистая. Стандартный подъём на гору, через Блям, выводит на средний штрих этой выдуманной «буквы», мы же поднялись сразу в конец нижнего и теперь должны пройти через весь гребень, мимо цирка, через южную вершину к основной.

Фото 44. Схема горы Оштен.

После подъёма взору открылась панорама Лагонаки: хребет Каменное море, холм Блям, гора Нагой-Чук, гигантский горб Абадзеша, разрез Цицинского каньона и даже Лагонакский хребет с его скалами — с этой точки на все эти, весьма немаленькие объекты, смотришь сверху вниз.

Панорама в сторону Лагонаки.

Фото 45. Панорама в сторону Лагонаки. На переднем плане Блям, справа стена Каменного моря, прямо дальше Абадзеш, слев Нагой-Чук.

Сначала по гребню шлось довольно просто тропа бежала по широкому пологому перекату. В таком виде довела она нас до южной вершины, которую ещё называют Седлом Оштена, высотой в 2675 метров. Сразу за ним гребень резко сужается и ощетинивается камнями. В некоторых местах ширина прохода не превышает двух-трёх метров, после чего влево метров на семьсот вниз уходит ужасно крутой склон, а направо и вовсе отвесный обрыв высотой в сто — сто пятьдесят метров, растущий из цирка Оштена. Под ногами при этом постоянно осыпающийся грунт и камни, в паре мест какие-то пять-десять метров приходилось преодолевать до минуты. Особенно мне, с моей «любовью» к осыпающимся из-под ног тропинкам.

Оштен.

Фото 46. Оштен.

Блям.

Фото 47. Блям.

Восточные обрывы холма Блям.

Фото 48. Восточные обрывы холма Блям.

Цицинский каньон и Лагонакский хребет на дальнем плане.

Фото 49. Цицинский каньон и Лагонакский хребет на дальнем плане.

Облачный зверь.

Фото 50. Облачный зверь.

Седло Оштена.

Фото 51. Седло Оштена.

Фишт и Пшехо-Су.

Фото 52. Фишт и Пшехо-Су.

Скальные обрывы цирка Оштена.

Фото 53. Скальные обрывы цирка Оштена.

Цирк Оштена.

Фото 54. Цирк Оштена.

Благо сложный участок гребня относительно короток, проходится минут за двадцать и вот мы уже сидим на удобной полянке и отдыхаем с видом на Фишт и Пшехо-Су. О Фиште пока я лишь вскользь упомянул в эпизоде с вечерним забегом к Чёрному озеру, однако, он нас сопровождал с середины подъёма от «балкона», сначала из-за южной вершины появилась голова, подтянутая грязно-белым шарфом единственного сохранившегося на массиве ледника. Позже она ненадолго скрылась, чтобы потом при прохождении седла Оштена уже гора целиком открылась взгляду.

Далеко внизу лежит зелёная долина, вправо она поднимается к Фишт-Оштеновскому перевалу, под которым берёт своё начало Белая — одна из крупнейших рек Краснодарского края. Долина убегает вниз, теряя промытые водами Белой метры высоты. На одной из полян у её берегов расположился хорошо просматриваемый отсюда приют Фишт, популярная туристская стоянка. От него обычно начинают восхождение на гору. Вокруг приюта начинается полоса леса. Склоны Фишта более пологи ближе к перевалу примерно там идёт популярный маршрут подъёма на гору. Камни и луга перемежаются на этом склоне довольно ровными полосами, но с каждым метром высоты растительности становится всё меньше и перемычка между Фиштом и Пшехой уже практически её лишается. Макушка горы и вовсе суровая каменная глыба без единого пятна зелени, укрытая ледником и нерастаявшими снежниками. Юго-восточные склоны Фишта совсем круты. Там пешком точно не подняться. Скальные обрывы обрамляющие узкие и крутые балки достигают сотни и больше метров в высоту.

Приют Фишт.

Фото 55. Приют Фишт.

На самом сложном участке гребня Оштена.

Фото 56. На самом сложном участке гребня Оштена.

Скальные стены.

Фото 57. Скальные стены.

Гора Фишт и облачная река в долине Белой.

Фото 58. Гора Фишт и облачная река в долине Белой.

Фишт нам полностью так и не открылся. Всё время на его боках лежали обрывки туч, сбегавшие с перевала. Небо за ним и вовсе было залито свинцом, который казался ещё темнее и мрачнее, в силу игры света, над нами ведь снова выглянуло солнце.

Имя горы Фишт, как и Оштена в туристских кругах стало своеобразной «попсой» и «тру» туристами произносится с некоторым пренебрежением, но горы не заслужили такого отношения только из-за того, что к ним стало ходить много людей. Сколь восхищались Фиштом и Оштеном Динник, Апостолов и другие краеведы первопроходцы, такого же восхищения достойны эти вершины сейчас. И оттого что сегодня в сезон ежемесячно сюда приходят десятки, а то и сотни туристов, прелесть места эти ни грамма не растеряли.

Мы немного отдохнули после прохождения гребня горы и отправились к финишной прямой, вершине. Ещё пятьдесят метров вверх, уже пологим склоном, и вышли на популярную тропу к вершине, ведущую от Бляма. На ней повстречали большую группу туристов, совершавших восхождение по традиционному пути, поздоровались и побежали дальше, быстро вырвавшись вперёд. Еще немного и мы наверху!

Каменная «площадь» на подходе к главной вершине Оштена.

Фото 59. Каменная «площадь» на подходе к главной вершине Оштена.

Вершина Оштена как площадь, огромная куполообразная поляна, засыпанная камнями, сможет вместить сколько угодно людей, на самом ее верху расположился тур, который обозначает ту самую отметку 2804 метра.

С макушки лучше всего рассматривать северную сторону, Лагонаки. Перед глазами предстаёт купол Абадзеша и щербатые бока Нагой-Чука, убегает вдаль мощный разрез Цицинского каньона. Беря своё начало под склонами Оштена, река Цице разрезает почти напополам Лагонаки. Вдалеке виден Лагонакский хребет и многие-многие другие вершины. Из-за обширного поля за спиной, с самой вершины Фишт и Пшехо-Су видно плохо. Зато красиво смотрятся скалистые стены Оштеновского цирка, под которыми до сих пор лежали пятна снежников.

Вид на гору Нагой-Чук и Цицинский каньон с вершины Оштена.

Фото 60. Вид на гору Нагой-Чук и Цицинский каньон с вершины Оштена.

Вид с главной вершины в сторону Фишта. Фигурки людей хорошо показывают масштаб.

Фото 61. Вид с главной вершины в сторону Фишта. Фигурки людей хорошо показывают масштаб.

Рукотоворная пирамидка.

Фото 62. Рукотоворная пирамидка.

Пока любовались красотами, подошла компания, которую мы обогнали. Ребята все из одной конторы и шеф им устроил корпоративный выход в горы. Поболтали, сфотографировались и пошли вниз.

На часах десять утра. С юга, от Фишта, начали подниматься белоснежные клубы туч, что говорило о скорой непогоде. На какой-то короткий момент облака заволокли всё вокруг, но потом быстро разбежались и ушли выше. В разрывах постоянно проскальзывало солнце, освещая то одну то другую часть пейзажа причудливым образом. На фоне тёмно-серого неба, солнечные пятна выглядят ещё более сочными и живописными, фотоаппарат не успевает выключаться.

На спуске обратил внимание на пятачок, где мы сбились с пути в июне, спускаясь с горы в тумане и при ураганном ветре. Улыбнулся. Оказалось, заплутали мы тогда на таком маленьком уступе, что вряд ли он превышает по площади просторную квартиру. Вот так и бывает в тумане.

Малый цирк Оштена.

Фото 63. Малый цирк Оштена.

Вид на самую популярную тропу к вершине, проходящую через Блям.

Фото 64. Вид на самую популярную тропу к вершине, проходящую через Блям.

Большой цирк Оштена, вид с тропы.

Фото 65. Большой цирк Оштена, вид с тропы.

Дорога через Блям легка. После подъёма с балкона даже показалась несерьёзной, оттого уже к часу дня мы спустились к месту стоянки и это со всеми фотопривалами.

Ребята которых мы встретили на вершине, рассказали, что остановились под Оштеновским перевалом. Тем, что расположился между Абадзешем и Блямом. Там у их стоянки есть вода и они уже собрались уходить, вот мы и решили сменить вахту.

Вид на Абадзеш.

Фото 66. Вид на Абадзеш.

Белоголовый сип.

Фото 67. Белоголовый сип.

Озерца неподалёку от Бляма.

Фото 68. Озерца неподалёку от Бляма.

Оштен готовится укрыться обеденной облачностью.

Фото 69. Оштен готовится укрыться обеденной облачностью.

гора Нагой-Чук.

Фото 70. Гора Нагой-Чук.

Гора Оштен.

Фото 71. Гора Оштен.

Только спустились, поставили палатку, приступили к перекусу как пошёл дождь — несильный, но противный. Нам-то хорошо, залезли в палатку и сидим, даже можно переиначить известную шутливую поговорку, что смотреть бесконечно можно на две вещи: огонь и то, как другие под дождём собираются. Но это, конечно же шутка, не позавидуешь такому счастью.

Спустя полчаса наши соседи свернули лагерь и ушли в направлении Яворовой поляны, а мы остались на поляне одни. Можно было бы также уходить с ними, но не захотелось ехать домой в ночь и решили остаться ещё на ночь.

Солнце уже не появлялось, периодически набегал дождь. Временами опускался плотный туман, да такой, что тонула в молоке устроенная кем-то пирамидка из камней, в паре десятков метров от палатки.

В моменты просветов выходили гулять вокруг палатки, да пили чаи на свежем воздухе. В одну из таких вылазок из палатки я увидал её, самку полевого луня. Будто строго по расписанию нарезала она широкий овал вокруг палатки, в определённых местах ненадолго зависала, что-то высматривала, изредка пикировала в траву, но чаще летела дальше. Кругу к третьему я окончательно приметил график полётов, взял телеобъектив и залёг у места ближайшей от палатки остановки, пока хозяйка охотничьих угодий была на дальнем конце. Расчёт оправдался, с точностью до минуты охотница приблизилась, и не обращая внимания на ярко-оранжевое пятно в траве, то есть меня, зависла где и ожидалось, подарив очень хороший кадр.

Коллаж из сцен охоты полевого луня.

Фото 72. Коллаж из сцен охоты полевого луня.

Красотка крупным планом.

Фото 73. Красотка крупным планом.

Вернулся к палатке. Тут же со стороны Армянки подошли трое туристов: два мужичка лет за сорок и парень с ними. Все в камуфляже, один даже с древним армейским вещмешком, у ведущего в руке компас. Спросили в какой стороне озеро Псенодах — мы показали.

Но стоило этой группе отойти пару шагов от нашей палатки, как в мгновение на луга снова сел туман, да такой, что дальше своей руки ничего и не видно и тишина когда едва не слышно как капельки в воздухе ударяются друг о друга.

— Кажется нам на северо-запад, идём за мной! — слышим с Алексеем, сидя с очередной порцией чая у палатки.

На мгновение туман разбегается и наблюдаем трёх друзей идущих на юг, ровно к склону Бляма. Снова молочный занавес.

— Нет, давай возвращаться, назад к реке — слышим голоса, удаляющиеся в сторону Псенодаха.

— Кажется не туда — голоса замерли и снова стали приближаться.

— Мужики, идите сюда, чай попьём, да подождёте как туман разойдётся — крикнул Лёха, но его проигнорировали.

— Нам на север, там была тропа — в чуть ослабевшем тумане рядом с палаткой проплывают три силуэта... идущие на юг.

За пять минут, мужики сделали пару кругов возле нашей палатки и тут Алексей не удержался, прокричав во мглу: «Ёёёёёёёжиииик!». Наш громкий смех разнёсся по долине, заглушив ненадолго «нам на север, нет на юг, нет, поворачиваем».

Но мучились гордые туристы недолго. Минут двадцать висел туман и исчез так же внезапно, как и появился, после чего найти дорогу труда не составило.

Вечерело.

Неподалёку от палатки, по другую сторону тоненького ручья, нашего источника воды, стоял деревянный стол, с двумя лавками. Установили его, наверное, пастухи. Туда мы и пошли за последним вечерним чаепитием. Облака к вечеру так и не расступились, но снова открылся взгляду Оштен и долина, уводящая к Псенодаху. Там на пригорке гарцевал табун. Бегали, гонялись друг за другом кони, а мы наблюдали, наслаждаясь ароматным напитком.

Табун.

Фото 74. Табун.

Чаепитие.

Фото 75. Чаепитие.

Перед сном услышали едва различимые раскаты грома, где-то далеко за Нагой-Чуком почти на горизонте временами вспыхивало небо. Но это было так далеко, что мы не придали значения. А зря.

Всполохи на горизонте.

Фото 76. Всполохи на горизонте.

Мы проснулись от оглушительного треска, казалось под нами в ответ задрожала земля. Я высунулся из спальника, не прошло и секунды, как новая вспышка залила палатку, и даже сквозь двухслойный тент нарисовался толстенный ствол молнии. Раскат грома не задержался ни на мгновение! Стало страшно. Элементарная математика: скорость звука — 340 м/с, и если звук не задерживается ни на секунду, значит, молнии в считаных метрах от нас.

— Собираемся! — я мгновенно понял, что рассчитывать на самую дешевую декатлоновскую палатку сильно не стоит.

Она итак уже выгибалась вовсю под чудовищным напором ветра и дождя. Изнутри по, тенту побежали первые тонкие струйки воды.

Мы так быстро в палатке ещё никогда не собирались. Буквально две-три минуты понадобилось чтобы собрать все вещи и сесть по-штормовому одетым в ожидании, когда наше убежище падёт под натиском стихии. Во всём есть свои плюсы — молнии сверкали так часто, что фонарь для сборов не понадобился.

Но шли минуты, а палатка с трудом, но держала ветер и дождь, а спустя ещё минут десять между вспышками и ударами грома стали появляться паузы, которые только удлинялись. Ещё немного и гроза ушла прочь. Дождь прекратился, ветер стих. Несмотря на то что тент начал протекать, много воды внутри так и не собралось, можно снова раскладывать спальник и ложиться спать.

Проснулись снова около половины седьмого. О ночной буре напоминала только насквозь мокрая трава и тяжёлые тучи над головой, которые пока мы завтракали куда-то растворились и синева приступила к захвату неба.

Поход близился к концу. Спустя пятнадцать минут ходьбы мы уже вышли к реке Армянке и пастушьему кошу, в котором провели несколько ночей в июне. За два месяца отсутствия пастухи рядом поставили новый кош, и в нём уже закрыли решётками окна и двери. Вот так и теряют туристы места ночёвок по вине редких уродов, бьющих окна забавы ради.

А дальше долиной Армянки мы спустились к Яворовой поляне, путь короток и я уже о нём писал — повторяться не стану.

Утренний Оштен.

Фото 77. Утренний Оштен.

Каменная пирамидка.

Фото 78. Каменная пирамидка.

Пастушьи коши.

Фото 79. Пастушьи коши.

Вид на Оштен от реки Армянки.

Фото 80. Вид на Оштен от реки Армянки.

На спуске по долине Армянки.

Фото 81. На спуске по долине Армянки.

Зарисовка.

Фото 82. Зарисовка.

Перед входом в лес.

Фото 83. Перед входом в лес.

Каменное море.

Фото 84. Каменное море.

В лесу.

Фото 85. В лесу.

На Яворовой поляне.

Фото 86. На Яворовой поляне.

Еще один вид на Оштен с дороги.

Фото 87. Еще один вид на Оштен с дороги.

Фото 88. То же фото, только с отмеченным маршрутом прохождения горы.

Дописываю этот рассказ я спустя полгода со дня похода и уже сейчас могу сказать, что вылазка на Оштен получилась одной из самых интересных в 2015 году. Немного попугала нас погода, но она же и побаловала отличными видами. Со второй попытки удалось вдоволь насладиться красотами Оштена. Порадовала палатка, я до последнего не верил, что она выстоит в такую бурю, но случилось именно так — испытание выдержала с честью. Порадовал маршрут через «балкон» всё-таки подъём мимо Бляма уж слишком матрасный, а тут и есть на что посмотреть и где напрячься. Теперь интересно пройти по маршруту от вершины к озеру Псенодах или к Фишт-Оштеновскому перевалу. Судя со стороны, эти маршруты должны быть ещё любопытнее и сложнее. Ну что же поводов вернуться на массив ещё полно — Фишт с Пшехой так-то ещё совсем не топтаны.

Статистика, цифры

Метрики

Длина маршрута: 22,21 км
В первый день: 9,04 км
Во второй день: 8,42 км
В третий день: 4,75 км
Высота точки старта: 1690 м
Высота финишной точки: 1690 м
Максимальная высота: 2804 м
Средний уклон, подъём/спуск: 13,9%/ -13%
Максимальная крутизна склона на подъём: 63,2%
Максимальная крутизна склона на спуск: -44,7%
Приведены данные из Гугл Земли. Могут быть неточными.

На карте

На Гугл Земле

Оставьте комментарий или поделитесь записью с друзьями

Поделиться записью:

Поиск отелей и авиабилетов

Бронируя отель или покупая авиабилет через форму на сайте вы поддерживаете «Кубань Ленд».

Другие путешествия