Впервые я побывал на Таманском полуострове в начале прошлого, 2014 года. Беглых взглядов в окно автобуса мне было хватило чтобы проникнуться его пустынными пейзажами. Причудливых очертаний берега лиманов и заливов, то пологие, то обрывающиеся к воде многометровыми кручами, бескрайние виноградники, раскинувшиеся на склонах сопок, островки дикой степи — всё это Таманский край.

В этот раз я вознамерился познакомиться с ним ближе, а заодно и открыть для себя формат автомобильной экспедиции.

Так как за три дня изучить подробно такую обширную территорию не представляется возможным, целью экспедиции стал общий обзор населённых пунктов и природы полуострова.

Но, прежде начать свой рассказ, я хотел бы сделать небольшое историко-географическое вступление.

Таманский полуостров располагается на границе двух морей: Чёрного и Азовского. С севера он омывается водами Темрюкского залива Азовского моря, с юга Чёрного моря. Разделяющий моря Керченский пролив ограничивает полуостров с запада. Со стороны пролива глубоко врезается в сушу Таманский залив, где-то здесь смешиваются воды двух морей.

В целом низменный равнинный рельеф во многих местах нарушается вершинами сопок, самая высокие из которых расположены неподалёку от станицы Тамань, это горы Карабетова, Комендантская и Чиркова, высотой в 152, 164 и 159 метров соответственно. Многие из сопок являются действующими или потухшими грязевыми вулканами. Таманские грязевые вулканы отличаются спокойным нравом, увидеть что-то кроме редких пузырей в лужах грязи — жерлах — большая удача, однако, история помнит несколько крупных извержений.

Береговая линия сильно изрезанна, на большом протяжении обрывиста, высота обрывов в отдельных местах достигает тридцати и более метров. Вся северная сторона полуострова и отрезок черноморского побережья в районе Веселовки богаты песчаными пляжами, которые в курортный сезон активно эксплуатируются отдыхающими.

Основная часть растительности представляет собой сельскохозяйственные угодья. Королём полуострова является виноград — до половины всего винного урожая России собирается именно на Тамани. Но несмотря на активную деятельность человека в ряде уголков региона сохранились дикие степи, особенно примечательны степные угодья в районе горы Макотра на побережье лиманов Цокур и Кизилташского.

Самым крупным населенным пунктом и одновременно единственным городом является Темрюк. Границы Темрюкского района почти идеально совпадают с границами Таманского полуострова.

Таманский полуостров — место с богатой историей. Люди здесь селились с глубокой древности. Одна цивилизация сменяла другую, иногда мирно, но чаще во время кровопролитных войн. Первыми известными жителями района были скифы, после них образовалось мирное цивилизованное Боспорское царство, населённое греками, сарматами и евреями. Боспорское царство пало, на Таманскую землю пришли гунны, за ними эти территории вошли в состав Великой Булгарии. За ней пришли хазары, их разогнали киевские князья и основали Тмутаракань, которой досталось от половцев. Последних, в свою очередь, изничтожили на полуострове монголо-татары, но не задержались в здешних местах. Свято место пусто не бывает — на Тамани основались генуэзские колонии, просуществовали пару сотен лет и разбежались когда подняло голову Крымское ханство. После него на несколько лет воцарилась на Тамани Османская империя и, наконец, в конце XVIII века, после кровопролитных войн с Турцией эти земли вошли в состав Российской империи, в составе уже России остаются и до сих пор.

Наша экспедиция в составе двух человек: меня и Виталика взяла старт ранним утром 15 мая из Краснодара. Отправились мы на моём авто — ВАЗ-1113, более известном как «Ока», конспиративная кличка Белка, так её зовёт знакомый мастер, которому частенько приходится копаться в чуде отечественного автопрома.

Отправились через Славянск-на-Кубани. К слову, Славянск лучше обходить по объездной, на 8 километров длиннее, но намного быстрее ибо частенько в городе, перед мостом через Протоку на ровном месте образуется глухая пробка, как случилось и в этот раз. Простояв 15 минут, развернулись и поехали в объезд.

И вот, после полутора часов езды перед глазами появляется стела «Темрюкский район». Кораблик было бы логично заменить или дополнить гроздью винограда, уж слишком великую роль эти плоды играют в жизни района.

А экспедиция началась! И первым пунктом по пути становится станица Курчанская. На стандартной стеле установленной у въезда написано, что станица основана в 1865 году, но это не так. В этом году она получила статус станицы, а образовалась с первым переселением казаков. В 1795 году на реке Курке образовался казачий пост. Куркой речку прозвали за то, что она сильно пересыхала летом и превращалась в «куриный брод». В те времена было неспокойно и люди тянулись к военным постам. Так образовались Курчанские хутора, позже разросшиеся так, что уже в середине XIX века собрались в целую станицу.

Курчанская — невзрачная станичка. Есть красивая труба на одном из домов.

В центре есть площадь с Ильичем, на площади торгуют комбикормом и прочими сельскими прелестями.

Возле площади футбольное поле с «глазастыми» развалинами на стене которых кирпичные человечки гоняют мяч.

В Курчанской есть свой мавзолей, а простите, это продуктовый магазин.

Лавочки такие же, как я видел в Тамани, только обшарпанные.

На стене гаража винсовхоза монументальный серп и молот, щедро сдобренный красной краской.

Больше в Курчанской ничего интересного нет. Буквально несколько минут езды отделяют станицу от районного центра — Темрюка. Город этот я решил выделить в отдельный очерк, который можно прочитать по ссылке. А здесь только покажу невероятной красоты здание дома культуры совхоза Комсомольского, ныне коньячного завода.

После Темрюка мы отправились посмотреть на Кубань как можно ближе к её устью.

Для этого надо на выезде из Темрюка, перед мостом через реку повернуть направо и продолжить путь по правому берегу. Некоторое время дорога будет приятной асфальтовой, но вскоре резко оборвётся и большую часть пути придётся катить по среднего качества грейдеру.

Раз уж заговорили про устье Кубани, то я не удержусь от очередного лирически-исторического отступления.

Кубань, которая сегодня несёт свои воды от самого Эльбруса в Азовское море, не всегда текла именно сюда. Ещё в XIX веке река относилась к Черноморскому бассейну. Через русло, называемое нынче Старой Кубанью или рекой Джигой, она впадала в Кизилташский лиман и далее в Чёрное море. Однако люди посчитали, что необходимо срочно опреснить Ахтанизовский и Курчанский лиманы, для чего начали рыть рвы и каналы. А река-то и не против поменять своё направление, благо уклон к Азову оказался сильнее черноморского. Так, Джига и Старая Кубань начали всё сильнее пересыхать, а основное русло начало свои скитания. Одно время река текла через Ахтанизовский лиман и Сенной посёлок в Таманский залив, разрезая полуостров практически пополам, потом устье переместилось в район Пересыпи и сегодня, наконец, остановилось возле Темрюка. Люди своего добились — Ахтанизовский и Курчанский лиманы сегодня пресные, а Кубань принадлежит Азовскому бассейну.

На следующей карте, датируемой 1857 годом отчётливо видно впадающую в Чёрное море Кубань(для наглядности подкрашена голубым.)

К устью мы ехали на ощупь, то есть по карте ОСМ. Там, где на карте, основная дорога уходила вправо свернули на затерянный просёлок и поехали куда глаза глядят по невероятно ухабистой дорожке.

Несколько сот метров и мы оказались у полузаброшенной лодочной станции. На машину набросилась со звонким воем дворняжка — место обитаемо. Остановились. В небольшой заводи стоит маленький кораблик и несколько лодок, другой корабль стоит на стапеле, на суше. Из кибитки вышел пожилой дядька — сторож. Дядька оказался хорошим и приветливым. Рассказал как сторожит тут лодки, каждый владелец оплачивает охрану своего катера, а рыбинспектор главный не платит, ставит лодку просто так, не положено ему кому-то платить. Посетовал дядька на многие проблемы местного региона, настолько типичные для отечественного беззакония, что даже неохота распространяться подробнее. Фотки дядьки не покажу, так как разрешения не спросил на публикацию, а вот кораблик один покажу. Да, на заднем плане как раз основное русло Кубани. Через 900 метров оно разобьётся на два рукава и смешается с Азовским морем.

Вернувшись на трассу, поехали дальше. Заскочили по-быстрому в Голубицкую, договорились о ночлеге. О месте ночлега расскажу в конце этого рассказа, а о Голубицкой будет в начале второго дня. После выезда из Голубицкой, по пути в Пересыпь есть прекрасная обзорная площадка. Только справа появится маяк, как стоит притормозить. Неподалёку будет удобный съезд с трассы, где можно комфортно остановиться и осмотреть окрестности. А вид открывается хороший. Крутые обрывистые берега плавно спускаются вдаль к Пересыпи. Где-то там вдалеке они смыкаются, сливаясь с широким песчаным пляжем. Сверху, по обрыву вьётся серая змейка шоссе. Если бы не мерзкий рекламный щит, то панорама была бы вовсе идеальной.

Наверху задул шквалистый ветер. Он был столь крут, что для того чтобы устоять ровно на ногах, пришлось прилагать усилия, в сочетании со срывающимся дождём стало совсем «весело». Но к счастью, облака вскоре разбежались, выглянуло солнце, а вот ветер никуда не делся и преследовал нас весь первый день, стихнув лишь к вечеру.

Посёлки Пересыпь и За Родину расположены в девяти километрах от Голубицкой. Сегодня они представляют собой практически единое целое, так что Пересыпь за Родину, а что пересыпать выбирайте сами. Река Кубань, вот, когда временно квартировала здесь, пересыпала за Родину песок в устье, что послужило одним из вариантов происхождения названия. Пересыпь — старый посёлок. Ещё в середине XIX— века на его месте существовала почтовая станция на пути из Краснодара в Тамань. В Пересыпи есть прекрасные статуи рыбака и работницы рыбколхоза.

И тут же возле них одно из самых приличных зданий посёлка наглухо закрыто рядком торговых лавок. Это не баннер на фасаде и не пластиковое окно, это безобразие выше всякой меры и плевок в лицо всем, кто когда-то облагораживал Пересыпь, поставил эти прекрасные статуи, построил этот дом.

Пересыпи требуются услуги бульдозера.

В Пересыпи в годы ВОВ базировался женский полк ночных бомбардировщиков. В память лётчиц установлена такая милая стела с барельефом.

В Пересыпи впервые встречаю необычные дорожные знаки, позже они встретятся ещё в ряде мест. Возможен подъём плит — и это не шутки. Совсем недавно в одно мгновение без всяких землетрясений обнажилось несколько десятков метров морского дна в районе посёлка Приазовского. Вот так.

Забор в посёлке За Родину. Первый в этом посте, но далеко не последний. Ещё во время поездки в Тамань я приметил обилие бетонных «дышащих» заборов, причудливых форм и узоров. Экспедиция подтвердила, что такие встречаются на Тамани повсеместно. И это круто. Забор должен быть таким — низким, прозрачным и красивым, а не глухим, высоким и из профнастила — привет, Краснодар.

Цветущие поля и Ахтанизовская блевака на горизонте, на неё поднимемся завтра.

А пока другой вулкан — Тиздар, что в посёлке За Родину. Нет, на него мы не пойдём, развернёмся у забора с охраной и поедем назад. Вулкан взят в плотную эксплуатацию, с отдыхающих щедро косят за возможность почувствовать себя свиньёй, искупаться в грязи. Вокруг понастроили гостиниц, заборов и прочих прелестей. До первого хорошего плевка со стороны Тиздара.

Возвращаясь от вулкана к трассе увидел вот такой дом. Заборы ужасны — роспись крута. И козы напоминают, что мы всё-таки в деревне, а не на курорте.

Куда бы мы не взяли путь в эти три дня, всюду находятся виноградники. Они огромны, они бескрайни, они красивы. И, признаюсь, вино из их урожая порой выходит весьма и весьма доброе.

Ещё один пейзаж. Мы держим путь в посёлок Кучугуры, я не выдерживаю и останавливаюсь полюбоваться и сфотографировать. На улице сильнейший ветер и картина вызывает недоумение, что же перед тобой: поле или море? Трава бушует, струится, переливается под порывами. Красота.

Кучугуры с украинского переводится как сугробы. Говорят, приехавшие из Запорожья казаки сравнивали местные песчаные дюны со снежными сугробами. Кучугуры — скучный и унылый посёлок. Мы проезжали квартал за кварталом и взгляду не за что было зацепиться. Некоторые посёлки берут зеленью, старыми домиками, уютом — вызывают умиление, другие раздражают и приводят в негодование разгулом русского курорта, безумной застройкой и прочим. Кучугуры же не вызывают никаких эмоций — что есть посёлок, что нет его. Даже обедать тут не захотелось и мы поехали дальше, по просёлочной дороге, вдоль моря к мысу Пекла и дальше к посёлку Приазовскому.

Ну нет, хоть заборчик сносный из Кучугур покажу.

Грунтовая дорога, что идёт вдоль берега — обычная полевая двуколейка. Качества не самого лучшего, сильно не разгонишься, но оно и лучше. Виды с неё хорошие, неторопливая езда не утомляет. Холмики, зелень, полянки цветов, виноградники, бескрайнее море.

Примерно на полпути к посёлку Приазовскому расположился вулкан Пекла и одноимённый мыс. Вулкан не впечатлил, как и другие до него. Однако здесь, в отличие от Тиздара, можно намазываться грязью совершенно бесплатно.

Возле вулкана небольшое озерцо.

За вулканом начинаются красоты. Одна из обзорных точек. Час тут просидел бы, если не лютый ветер.

Внезапно из-за холма появляется церковь. Земля, небо и купола.

Красоты.

И вот, наконец, мы въезжаем в посёлок Приазовский. Посёлок этот в пару улиц, некогда был центром крупного винсовхоза, а сегодня здесь расположилось подворье Саввино-Сторожевского монастыря и храм Святой Троицы. Один из самых крупных храмов юга России, его видно за многие километры. Что примечательно, церковь выдержана в духе прекрасных монастырских церквей XVI — XVII веков. Такие творения в современности скорее исключение, чем правило.

Под обрывом, у посёлка расположилось ещё одно прекрасное место, называемое Таманской Швейцарией. При чём тут европейская страна я не понял, ну да чудачества в новоявленных курортных названиях хватает, а место хорошо.

В Приазовском кроме великолепного храма больше нет ничего интересного, поэтому мы едем дальше, к Ильичу. Дорога узка и пустынна, от посёлка до посёлка не встретили ни одной машины. Вот в таких местах включаются ассоциации с европейской глубинкой. Виноградники, узкие дорожки-тропинки, пустота.

С одного пригорка по пути к Ильичу открывается вид на косу Чушку, Порт-Кавказ и Крымский берег.

В Ильиче много красивых бетонных заборов.

Из Ильича едем в Запорожскую. По пути есть Батарейка. Заряжаться не стали.

Запорожская — в меру крупная станица, центр очередного сельского округа. Образовалась она в последний год XIX века, когда по указу атамана сюда переселили несколько десятков дворов из станицы Динской. Поначалу станица так и звалась, Динским хутором, однако, вскоре оказалась переименована. В Запорожской встретилось неожиданно много цыган. Настоящая казачья станица. В Запорожской есть доска почёта с кривой мозаикой.

Кривые лавочки, напоминающие жуков-инвалидов.

Монумент в виде детской раскраски. Солдаты смешные, женщина понравилась.

И ржавый комбайн в огороде.

Из Запорожской сначала едем в посёлок Береговой. Береговой очень напоминает Приазовский, только в нём нет жемчужины вроде Приазовского храма.

Зато в Береговом есть милый домик с жестяными декоративностями.

В береговом распространён самый паршивый подвид таманских бетонных заборов, без украшений и практически глухой.

Однако, если такой забор выкрасить становится не так уж плохо.

Из Берегового, очередной чудной дорожкой мы отправились в Гаркушу — рабочий посёлок с почти вековой историей. Гаркуша расположен прямо на берегу Таманского залива и его Набережная улица тянется вдоль всего побережья. Море преображает Гаркушу. Набережная — это обычная улица, с обычными деревенскими домами без всяких изюминок, но по левую руку дома, а по правую в пяти метрах от дороги, за узенькой полосой деревьев — море.

В Гаркуше есть пирс.

Море в наш приезд бурлило и нахождение на пирсе было интересным.

Вообще, странное дело. Объективно, Гаркуша мало чем отличается от Кучугур — такой же серый, невзрачный посёлок. Но что-то в нём есть, почему захотелось провести здесь пару деньков при случае. Не могу объяснить. Может быть море чуть другое, может что-то ещё. А пока я не определился посмотрите на центральную площадь и типичную улицу посёлка.

Последним пунктом программы первого дня стал посёлок Юбилейный. Я пропустил Волну Революции, так как помнил, что это беспросветная деревня, без каких бы то ни было деталей. Из Тамани в прошлом году я возвращался автостопом, тогда меня подвозил до Анапы парень, работавший торговым представителем Пепси, он заканчивал смену и прежде, чем отправиться в Анапу нам пришлось заскочить в пару посёлков, в том числе и в Волну Революции, так вот делать там нечего, а в Юбилейный поедем.

На въезде в Юбилейный нас встречает хоз. постройка неизвестного назначения, напоминающая внешним видом то ли мечеть, то ли обсерваторию.

В Юбилейном заложена широкая аллея. Когда саженцы подрастут, а коммунальщики почистят траву меж плиток, то место может стать очень даже уютным.

Юбилейный был построен в 1970 году, угадайте, в честь чьего юбилея? Именно в 70-е в местных посёлках начали появляться многоквартирные двухэтажки, которые для местных жителей оказались в диковинку и они прозвали их «муравейниками». Тем не менее сегодня один-два, а иногда и пара десятков подобных домов найдётся практически в каждом посёлке или станице. Иногда они кирпичные, иногда беленные, некоторые с плоской крышей, другие с четырёх-, реже двухскатной крышей.

В конце аллеи установлена огороженная забором детская площадка. Почему нельзя было найти для неё другое место, а аллею ничем не перегораживать история умалчивает.

На страшном-страшном здании есть красивая мозаика, я помнил её и хотел сфотографировать, однако, она оказалась заклеена уродским баннером. Да, я говорил уже об этом в записи про Темрюк насколько велика сама победа, настолько ущербны баннеры и прочая рекламная кампания, посвящённая её 70-й годовщине. Криворукость впервые увидевшего фотошоп, хотя нет, скорее Корел, горе-дизайнера помножена втрое криворукостью чиновников, для этих баннеров подбиравших места.

После Юбилейного возвращаемся в Голубицкую на ночлег. Мы планировали ночевать в палатке, на берегу моря, для этого стали искать автокемпинги. Естественно, что в середине мая все они бездействуют. Сначала мне пообещал место хозяин кемпинга «Теремок» за 400 рублей (150 рублей с человека, без разницы сколько палаток и 100 рублей машина), однако, на месте никого не оказалось и нам пообещал открыть сосед, который за «Теремком» приглядывает. Мутная схема — едем дальше. В автокемпинге «Дружба» оказались открыты ворота, хозяева начинают приводить в порядок территорию. Они сказали, что мы первые постояльцы в кемпинге и сговорились на 300 рублей. Нам оставили ключ от ворот, на случай если вдруг мы не застанем их вечером и предложили не раскладывать палатки, а заночевать в их сарайного вида веранде, в которой есть два старых кресла, ещё более старый диван и стол. Так мы и поступили, разложив на диване, как в палатке коврики-пенки и спальные мешки.

Вот так выглядело место первого ночлега.

Кто-то может покрутить носом, но у нас было электричество, защищённое от сквозняков помещение и море в полусотне метров, всего по сто рублей, с двух человек и машины. Вечером ветер окончательно стих и мы до позднего вечера гоняли чаи и прочие пуэры на пляже.

Статистика, цифры

Длина маршрута: 1093 км

Из них в первый день: 585 км

Во второй день: 152 км

В третий день: 356 км

На карте